Взлетали из Шереметьево

https://i0.wp.com/civilavia.info/forum/img/m/2/t/p1872de1hm6abq55htr1g1t1ikm3.jpg

К. П. САПЕЛКИН:
Регулярные беспосадочные пассажирские перевозки на самолете Ту-114 начались в апреле 1961 года рейсом Москва—Хабаровск. История гражданской авиации еще не знала случая, когда более 180 пассажиров было поднято в воздух на одном самолете и доставлено без посадки за семь тысяч километров. Примечательно, что ко времени первого регулярного рейса Ту-114 успел установить более тридцати официальных мировых достижений, побывать в Албании, Венгрии, Франции. На авиационном салоне в Ле Бурже в 1959 году он произвел настоящий фурор. Народ часами стоял в очереди, чтобы только подняться на его борт.
Но самыми впечатляющими были полеты Ту-114 в США летом и осенью 1959 года — в Нью-Йорк и Вашингтон. Мне посчастливилось участвовать в обоих этих полетах в роли командира дублирующего экипажа. А основной экипаж возглавлял Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР Алексей Петрович Якимов.
В Нью-Йорк мы прибыли на открытие советской промышленной выставки. В составе нашей делегации был создатель Ту-114 Андрей Николаевич Туполев. Ему и его соратникам были оказаны большие почести. Наш самолет был экспонатом выставки. По подсчетам полицейской службы аэропорта, ежедневно его осматривали около пяти тысяч человек. Газета «Ньюс Кроникл» тогда писала: «Русский воздушный гигант потряс Нью-Йорк».
В столицу США — Вашингтон мы доставили правительственную делегацию СССР, которую возглавлял Н. С. Хрущев. Летели на том же опытном самолете (с бортовым номером Л5611), что и в Нью-Йорк/Маршрут пролегал через Ригу, Вентспилс, Стокгольм, Осло, Берген, Кефлавик, полуостров Ньюфаундленд, Бостон, Нью-Йорк с посадкой на базе ВВС США Эндрюс, что в 27 километрах от Вашингтона. Если в первом полете на посадку зашли со второго захода, то на этот раз сели с ходу. По поводу нашего прибытия влиятельная газета «Крисчен Сайонс Монитор» писала: «Ту-114 — это самый крупный воздушный лайнер в мире, настолько широкий, что не может поместиться на обычной рулежной дорожке, настолько высокий, что требует специального алюминиевого трапа, настолько большой, что нельзя развернуть на главной взлетной полосе аэродрома Эндрюс…»
Наш самолет произвел впечатление не только на журналистов. На борту Ту-114 побывали сотни зарубежных летчиков, авиаконструкторов, инженеров, представителей промышленных и деловых кругов. Все они восхищались не только размерами (одни винты пять метров в диаметре),
но и тем, что он так блестяще совершил бросок через океан.

Н. И. ГРУНЁНЫШЕВ:
Большая часть пути на Кубу — над водами Атлантики — не обеспечена необходимыми радионавигационными средствами. Нет и наземных ориентиров. Полагаться приходится только на штурманские расчеты, вести астроориентировку. На маршруте выручает в основном секстант — астрономический прибор, которым летчики, как правило, не пользуются. Но он очень был нужен при полетах на Кубу. С высоты океан кажется спокойным и величавым — никакая сила не выведет его из этого оцепенения. Но экипаж обязан знать, что таится за этим спокойствием. Не заметишь, как небольшое расплывчатое пятнышко, что появилось впереди по курсу, начинает расти на глазах. Черное и зловещее — теперь оно охватило полнеба. Заметались стрелки приборов, все труднее держать штурвал.
В который раз запрашиваю радиста Ивана Петровича Онежко, что с землей, и всякий раз тот неизменно отвечает:
Провалилось все в тартарары! Какая- то вакханалия в эфире! Только одни «SOS» прорываются с океанских кораблей.
Надо уходить влево, пока не очутились в самом центре грозового фронта, — говорю я штурману Николаю Филипповичу Носову. — Попробуем «оторваться» от грозы.
Продвинув вперед до упора секторы двигателей, плавно потянул штурвал на себя. Ту-114, задрав нос, накренился и стал непослушно разворачиваться влево. Стрелка высотомера прыгала уже где-то около десятки, но просвета не намечалось. Самолет шел как бы вслепую, лишь по прыгающим стрелкам приборов можно было кое-как ориентироваться. Ту-114 бросало словно «пушинку». Ураган на высоте десять тысяч метров — невероятно! Тогда мы еще не знали, что это дохнула «Инесса». Почти полчаса преследовал нас ураган. На триста с лишним километров пришлось отклониться от курса, чтобы вырваться из его страшных объятий… Закончилось все так же внезапно, как и началось. Словно чьи-то могучие руки еще раз со злостью встряхнули самолет и выбросили из грозовой тучи. Успокоились и стрелки приборов. Открылось солнце, и засверкал далеко внизу океан. Скоро Багамские острова, а там и до Кубы рукой подать.

С Ту-114 связал свою судьбу еще один легендарный пилот Аэрофлота — Виктор Артурович Филонов. Он в числе первых освоил Ту-104, совершал посадки во всех крупных европейских государствах, летал в Китай, Бирму, Египет… На трассе Москва—Дели под его «сто четвертым» проплывали снежные вершины Гималаев, на маршруте в Джакарту первому реактивному аплодировали тысячи жителей в промежуточных аэропортах Пекина, Рангуна, Бирмы и Бангкока.
Когда Филонову предложили переучиться на Ту-114, Виктор Артурович с первого же знакомства влюбился в новый воздушный корабль. Летную школу на самом большом по тем временам самолете прошел на трассе Москва— Хабаровск. За три года работы на этом маршруте перевез вместе с товарищами по летному цеху сотки тысяч пассажиров. А осенью 1962 года его строго экзаменовала еще более продолжительная трасса Москва—Гавана.
Вот как вспоминал об этом сам Виктор Артурович.

В. А. ФИЛОНОВ:
В первый свой полет на Кубу наш экипаж вылетел 22 декабря 1962 года. Рядом со мной на правом сиденье -— второй пилот Дмитрий Кухаренко. Бортинженер Станислав Доброчинский помогает контролировать показания приборов, регистрирующих работу двигателей и высотного оборудования самолета. Бесперебойную связь с «землей» поддерживает бортрадист Виктор Ахлебинский. И если бортрадист — это «уши экипажа», то штурман Александр Белов — наш «математический мозг», оснащенный электронным глазом — радиолокатором. В совершенстве владея навигационными средствами, пользуясь секстантом, штурман корректирует курс самолета.
Идем точно по заранее рассчитанной линии пути. На борту — полный порядок. Техника работает, как хорошо выверенные часы. Каждый спокойно и уверенно делает свое дело. Все члены экипажа — отличные летные мастера.
Внизу — синие воды Карибского моря, остров Ямайка. Все ближе Куба. У самого берега видим, как широко раскинулась Гавана. Снижаемся. Делаем над аэродромом традиционный круг, идем на посадку. Едва колеса Ту-114 успели коснуться бетона, как хлынул тропический ливень. С трудом зарулили до перрона. Здесь собралось много встречающих. Приветствовали нас словами, идущими от самого сердца: «Вы прилетели к нам на крыльях дружбы…».
Подразделение самолетов Ту-114 из Шереметьева справедливо считалось одним из передовых в Аэрофлоте. Экипажи регулярно обеспечивали стопроцентную безопасность полетов на воздушном гиганте, который некоторые пассажиры «окрестили» гостиницей на крыльях (а один из них в бортовом журнале записал: «На земле всем бы жить так, как нам посчастливилось на Ту-114 в воздухе»). Ту-114 и впрямь зарекомендовал себя исключительно выносливой, надежной машиной. К тому же был легко управляем, устойчив на всех режимах полета. Все единодушно отмечали его «летучесть».
И все-таки не обошлось, к сожалению, без «ЧП». Именно в Шереметьеве произошла единственная катастрофа этого межконтинентального авиалайнера. Февральской снежной ночью 1966-го самолет Ту-114 разбился при взлете. И командиром экипажа на нем был Виктор Артурович Филонов — лучший из лучших пилотов Аэрофлота, проложивший на Ту- 114 самые трудные, самые памятные маршруты. Пилот от Бога, знавший цену риска в летной работе, прошедший суровую войну, неожиданно подчинится «настойчивой рекомендации сверху» — взлетать в непогоду… Причины этой катастрофы — тема большого и трудного разговора. Они заставляют вернуться к той трагической ночи в Шереметьеве. Но об этом в следующий раз.

Б. ОРЛОВ г. Москва.