Последний МиГ капитана Елисеева

https://i0.wp.com/s003.radikal.ru/i202/1311/19/f55777eec1fa.jpg

Сразу от береговой черты Каспия линия ирано-азербайджанской границы плавно уходит на север, образуя выступ площадью в тысячи квадратных километров, глубоко вклинившийся на территорию Азербайджана. Для воздушной разведки НАТО этот географический рисунок казался в начале 70-х годов настоящей находкой.

К тому времени и западные, и дальневосточные воздушные рубежи Советского Союза были настолько плотно прикрыты, что все попытки иностранных самолетов-шпионов проникнуть на нашу территорию пресекались, что называется, на корню.

В 1970 году на военный аэродром в Армении был даже принудительно посажен самолет американских ВВС, на борту которого находились два американских генерала и турецкий полковник. Северный вариант — из Норвегии через Кольский полуостров — тоже был заблокирован мощной системой ПВО. Прочно стоял кавказский рубеж.

И лишь воздушные ворота со стороны Ирана были приоткрыты.

В те времена Иранским царством правил наследственный шахиншах Мохаммед Реза Пехлеви, и внутренняя, и внешняя политика которого были целиком подчинены американским интересам. Американские монополии беззастенчиво выкачивали иранские нефтяные запасы, а американская разведка рассматривала Иран как удобный плацдарм для подрывной и шпионской деятельности против СССР.

Самолеты-разведчики НАТО часто пересекали границу Союза в северной части выступа, “засвечивали” радиолокационные станции, ловили в эфире переговоры дежурных сил авиации и, выяснив степень их готовности, уходили в сторону моря. Нашим перехватчикам, поднимавшимся с аэродромов в Грузии, приходилось огибать злосчастный выступ, теряя драгоценные минуты и секунды.

28 ноября 1973 года системы ПВО зафиксировали очередное нарушение государственной границы. На командном пункте 15-го корпуса Бакинского округа ПВО, куда поступил сигнал об этом, в то время находился начальник политотдела корпуса генерал-майор Александр Останин. Александр Васильевич давно на пенсии, но события тридцатилетней давности помнит отчетливо. Вот что он рассказал корреспонденту “Труда”:

https://i0.wp.com/img12.nnm.me/8/c/6/e/d/ed37ace1b96f5ddc8d5a3db81bf_prev.jpg
Лётчик Геннадий Елисеев

— В 1973 году американцы “посадили” в Иране эскадрилью истребителей F-104. И граница сразу стала беспокойной. Поэтому в тот день ни у кого не было сомнений, что цель реальная. Ее продвижение сопровождал радиотехнический батальон, расположенный в поселке Имишлы. Почему-то врезалась в память фамилия начальника станции — капитан Темный.

В ту пору действовала инструкция: транспортные самолеты-нарушители по возможности сажать на наши аэродромы, а боевые сбивать без какого-либо предупреждения. Командир корпуса отдает капитану Темному приказ уничтожить самолет противника.

В это время в воздухе уже находились два истребителя нашего корпуса и еще один, взлетевший, как позже выяснилось, с аэродрома Вазиани в Грузии. Там дислоцировались части 34-й Воздушной армии Закавказского военного округа. За штурвалом МиГ-21 борта 240 — капитан Геннадий Елисеев. Пункт наведения тут же просчитал, что ближе всех к цели находится именно Елисеев. Ему капитан Темный и передал приказ: “Цель уничтожить!”

Помню, какая гнетущая тишина стояла в помещении. Истребитель Елисеева пошел на сближение. Счет — на секунды.

– Пуск первый! — доложил Елисеев. И дальше — молчок. Спустя какое-то время опять доклад: “Пуск второй!” И снова молчок.

Никто на КПП не проронил ни звука. Все понимали, что произошло. Ракета класса “воздух — воздух” взрывается, если проходит ближе 30 метров от цели. Значит — промах.

Из динамика опять раздался голос Елисеева: “Самолет летит”. Капитан Темный дает ему команду идти на таран, и мы слышим в ответ хладнокровное “Есть на таран!”

Сегодняшним сверстникам Геннадия Елисеева вряд ли понять эту его безрассудную решимость. Слишком изменился мир, в котором мы все оказались. И как ни крути, доверия в нем стало больше. А тогда по обе стороны “железного занавеса” царила обстановка военного психоза и сотни дежурных расчетов стратегических сил готовы были одним движением пальцев обрушить цивилизацию в ядерный апокалипсис. Елисеева так учили: пропустишь нарушителя — война станет ближе. Его учили: враг хитер и коварен, он только и ждет момента для удара по социалистической Родине. Рассуждать на сверхзвуковых скоростях о цене собственной жизни было некогда. И Елисеев ударил…

Темный еще успел подсказать: бей плоскостью крыла. Елисеев отвечает: “Вас понял!” Это были его последние слова.

Отметки самолетов на экране локатора пропали. Скорее всего, Елисеев ударил самолет противника не крылом, а, как торпеда, всем корпусом. МиГ-21 взорвался в воздухе. Катапультироваться ему не удалось. А вот американские летчики уцелели. Они приземлились недалеко от границы, и их задержала тревожная группа с ближайшей заставы.

https://i1.wp.com/img11.nnm.me/9/8/1/3/a/fe9531cf04ba5ffa3f6300fe830_prev.jpg?resize=526%2C286
RF-4C Phantom II иранских ВВС

Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C (Фантом II) с иранскими опознавательными знаками. Он осуществлял разведывательное задание в рамках американско-иранской программы Project Dark Gene. Экипаж самолёта, как впоследствии выяснилось, составляли американский полковник Джон Сондерс и иранский саргорд (майор) Мохаммад Шокуния.( Shokouhnia).

https://i2.wp.com/img11.nnm.me/4/1/a/6/6/468f25d74674313976a2731d617_prev.jpg?resize=527%2C523
Иранский пилот Мохаммад Шокуния

“После этого случая Шокуния продолжал служить в шахских ВВС, а после Исламской революции – в ВВС Исламской Республики Иран. Во время Ирано-Иракской войны, 27 января 1982 года, Шокуния погиб, когда его Фантом был сбит иракским МИГом.”

В некоторых источниках сообщалось, что после первой же очереди пушка у Елисеева отказала, а авиатехник по вооружению и техник эскадрильи впоследствии получили десять и три года тюрьмы соответственно.

Тайну могла бы приоткрыть пленка с записью переговоров “земли” с бортом 240. Долгое время она хранилась в ленинской комнате радиотехнического батальона. Потом — в музее 15-го корпуса ПВО. Но после его расформирования пленка куда-то исчезла.

Звание Героя Советского Союза капитану Геннадию Елисееву было присвоено по тем временам очень быстро — 10 декабря 1973 года, спустя всего двенадцать дней после его гибели.

В его родном городе Волгограде именем Елисеева названа улица, на которой установлена мемориальная доска, а в грузинском селе Вазиани, возле которого рухнули обломки МиГа, Елисееву был установлен памятник, у которого грузинских школьников принимали в пионеры.

Памятник герою установлен в 1975 году и в городе Волгограде на старом кладбище Ворошиловского района. В 2012 году, к 75-летию героя, монумент был обновлён.

https://i0.wp.com/img11.nnm.me/1/e/7/4/0/2bd7d9481469fb6e5a161c725dc_prev.jpg?resize=531%2C474
https://i2.wp.com/img12.nnm.me/a/0/2/7/2/bd2555e709e87f1f4d73d12da28.jpg

А не так давно в белорусском городе Берёза на многоэтажном доме № 39 была торжественно открыта мемориальная доска. Доска изготовлена на добровольные пожертвования. Ее авторы — брестские скульпторы Алеся и Павел Герасименко.

https://i1.wp.com/img11.nnm.me/6/6/a/3/b/661c3798f03bba74bf50fa828a5_prev.jpg?resize=533%2C401