Как был сбит в 1983 году над Сахалином Боинг-707 южно-корейских авиалиний

В «холодной» войне сражалась авиация

(Как был сбит в 1983 году над Сахалином Боинг-707 южно-корейских авиалиний)

Александр Бабакин, военный журналист, полковник запаса

В 70-80-е годы прошлого века воздушные рубежи Советского Союза со всех стратегических на­правлений пробовала на прочность боевая и разведывательная авиация НАТО. Особенно напря­женное противостояние происходило в Дальневосточном военном округе. В сентябре 1983 года авиация ПВО ДВО сбила Боинг-707 южнокорейских авиалиний. Разразился грандиозный междуна­родный скандал. Президент США в тот период Рональд Рейган назвал СССР «Империей зла». Об этой боевой операции рассказал нашему внештатному корреспонденту генерал армии, главноко­мандующий Военно-Воздушными силами РФ (1998 – 2002 годы), почетный председатель коорди­национного комитета ПВО стран СНГ Анатолий Корнуков.

Группа журналистов центральных СМИ в конце 90-х годов прошлого века на вертолете прилетела на один из полигонов ВВС в Тверской области. Весьма эффективно российская бомбардировочная и штурмовая авиация вдребезги разносила старую бронетехнику и укрепления «вероятного противника». Один из журналистов помимо других вопросов также спросил главкома ВВС РФ гене­рала армии Анатолия Корнукова о давней трагической истории над Сахалином. Как-то вприщур Анатолий Ми­хайлович посмотрел на нашего коллегу и ответил, что эту трагедию он не хотел бы опять ворошить: «На многие принципиальные вопросы тогда в сентябре 1983 года и впоследствии так и не смогли ответить представители посольств США, Канады, Кореи, Японии, а главное они до сих пор замалчивают правду». И вот спустя 29 лет «Крылья Родины» раскрывают подробности трагедии над Сахалином.

МИР ВЗДРОГНУЛ В НЕГОДОВАНИИ

В ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 года над Са­халином был сбит южнокорейский самолет Боинг рей­са 007 Нью-Йорк – Анкоридж – Сеул. Американские СМИ объявляют о чудовищном убийстве 269 человек, в том числе и граждан США. Среди погибших самый ак­тивный антисоветский конгрессмен Лари Макдональд. Многотысячные демонстрации прокатились от Вашинг­тона до Японии и Южной Кореи с требованиями реши­тельных мер по отношению к СССР. Президент США Ро­нальд Рейган заявил, что Советы добиваются своих ин­тересов путем насилия и угроз, используя ложь для со­крытия столь чудовищного акта. Он объявил СССР «им­перией зла». Потрясенные граждане Южной Кореи кол­лективно жгут флаги Советского Союза. Настал период, когда в мире «холодная война» могла разорваться ядерной катастрофой.

ЗА ПОЛ ГОДА ДО ТРАГЕДИИ НАД САХАЛИНОМ

В конце марта 1983 года две ударные авианосные группы ВМС США, как рассказал генерал армии Анатолий Корну­ков, появились в районе Алеутских островов недалеко от советской Камчатки. Они провели многодневные учения. С двух ударных авианосцев «Игл» и «Энтерпрайз», нахо­дившихся южнее японского острова Хоккайдо, взлетели 4 апреля б самолетов А-7. В районе острова Зеленый Малой Курильской гряды они вошли в воздушное пространство СССР на глубину около 30 километров. Более того, провели условное бомбометание по территории острова, сделав несколько заходов для атаки по наземным целям, и ушли безнаказанно. Из-за очень плохой погоды командир 40-й истребительной авиационной дивизии ВВС ДВО генерал- майор Анатолий Корнуков не рискнул поднимать советские самолеты на перехват нарушителей. К тому же у истреби­телей, базирующихся на Сахалине, не хватило бы топлива для возвращения на аэродром при воздушном бое в районе Южных Курил. «Конечно, могли попугать американцев, – рассказал главнокомандующий ВВС РФ в 1998-2001 годах генерал армии Анатолий Корнуков, – только в этом случае наши летчики погибли бы и без боя. На истребителях не имелось систем посадки. На ближайшем к тому району аэродроме их тоже не было. А до Сахалина наши самолеты не дотягивали. Поэтому я решил не поднимать истребители в воздух на перехват нарушителей. За этот поступок меня жестоко наказали руководители Минобороны».

Осторожность дальневосточного авиационного гене­рала не понравилась Кремлю. Сверхдержава должна про­являть твердость в защите своих воздушных границ. Тем более, что в тот период уже вступил в действие закон о государственной границе СССР. Статья 36 гласила: «Вой­ска противовоздушной обороны, осуществляя охрану го­сударственной границы СССР в случаях, когда прекраще­ние нарушения или задержание нарушителей не может быть осуществлено другими средствами, применяют ору­жие и боевую технику».

После провокации американцев над островом Зеле­ный командование поставило задачу в случаях нового появления американских военных самолетов над Южно- Курильскими островами вступать с ними в воздушный бой. А затем на остатке горючего тянуть до ближайшей земли и катапультироваться. «Американцы занимались прово­кациями, – вспоминал те события генерал армии Анатолий Корнуков, – а для нас сплошная дерготня. Мы выполняли свои задачи буквально на грани открытия реального огня на поражение. Например, когда б-й американский флот вошел в Японское море большой авианосной ударной группой и устроил над морем полеты авиации, то наше командование приняло решение поднять в воздух диви­зию морских ракетоносцев. Моя истребительная дивизия выполняла прикрытие ракетоносцев на одном участке, а 20-я дивизия,базировавшаяся в Приморье,сопровождала эти самолеты. И вот американская и советская воздуш­ные армады сошлась в небольшом и узком воздушном пространстве над Японским морем. В эфире творилось неописуемое: «Прикрой! Атакую!» Бахвалились, конечно. Стрельбы никакой с двух сторон не было. Просто чудо, что не произошли столкновения в воздухе самолетов. Ведь это могло привести к их падению. И вполне мог кто-то не выдержать и открыть огонь на поражение. Такой инцидент непонятно чем мог завершиться. Внервнойи сложной об­становке проходил для нас на Дальнем Востоке 1983 год. Буквально каждый день против нас ВВС США устраивали провокации в воздухе».

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА ПРОТИВ СОВЕТОВ

Пентагон всегда уделял пристальное внимание ради­оэлектронной разведке. Самолеты-разведчики РС-135, спутники-шпионы «Феррет» и другие средства непрерывно прощупывали огромные пространства в поисках советских Войск ПВО страны. Нарушения воздушных границ СССР производились настолько дерзко, что каждый раз могли спровоцировать начало военных действий. Причем на­рушители нередко отвечали огнем на сигналы советских дежурных истребителей. В 1952 году жертвами воздуш­ного беспредела американских пилотов стали пассажиры советского самолета. В советском небе, над территорией СССР американские истребители атаковали пассажирский Ил-14, на котором летели в отпуск семьи наших военнос­лужащих – женщины, дети. Никто не выжил.

Одновременно с действиями самолетов РС-135 в натовских ВВС появляется и новая разведывательная тактика. Иностранный самолет нарушает границу СССР. А после подъема советских истребителей спешно воз­вращается на нейтральную территорию. Такой способ добычи разведданных проводился без специального шпионского оборудования на борту. Задачей тайного агента являлось провоцирование действий советских Войск ПВО, определение их мест базирования, порядка действий, выявление рабочих частот аппаратуры. Такая подсадная утка обозначалась аббревиатурой «даг», что означало тайный агент. Самолет же РС-135 создан на базе гражданского Боинга-707. Внешне очень на него похож.

В командном пункте

 

 

На экранах радаров отметки от этих самолетов выглядят одинаково. Это сходство давало американской разведке новые возможности. Мол, советские военные не станут сбивать гражданский авиалайнер. Но если это случится, то трагедию можно с успехом использовать против Совет­ского Союза. Стратегия оказалась удачной. Правда, обычно такие инциденты решались мирным путем. К нарушителю приближались советские истребители и либо вели его на посадку, или провожали до границы, когда получали уве­домление о том, что произошла навигационная ошибка. По международным правилам, если у воздушного судна отказывает навигация, то командир обязан подать сигнал бедствия на аварийном канале. К терпящему бедствие самолету приходят на помощь истребители ближайшего государства и показывают путь на аэродром.

В 1978 году лайнер южнокорейских авиалиний Боинг-707 нарушил государственную границу СССР, игно­рировал требования истребителей, на сигналы не отве­чал, и по нему была выпущена ракета. Подбитый огром­ный самолет удалось принудить к посадке на замерзшее озеро в Карелии. Погибли два человека – один раненный осколками скончался от потери крови, а другой от инфар­кта. Навигационная ошибка исключалась. Командир эки­пажа – бывший военный летчик с огромным опытом око­ло 10 лет обслуживал данный маршрут и не мог случай­но заблудиться. Советские специалисты доказали, что от­клонение от маршрута было преднамеренным, и экипаж видел сигналы, но не пожелал подчиняться советским ис­требителям. Это была очередная серьезная проба исполь­зовать пассажирский авиалайнер для проверки надежной охраны воздушных границ СССР. Однако в ночь с 31 авгу­ста на 1 сентября 1983 года провокация разворачивалась по иному сценарию.

ЗАГАДОЧНЫЙ РЕЙС 007

Из Нью-Йоркского аэропорта «Кеннеди» 30 августа 1983 года взлетел самолет рейса КАЛ 007 с 269 пассажирами на борту. Его вел опытнейший пилот, полковник резерва юж­нокорейских ВВС Чан Ден Ин, налетавший более 10 тысяч часов. Впереди 11400 километров полета в Сеул по между­народной трассе Р20. Обычный рейс. Ничто не предвещало трагедии. 31 августа в 2.30 местного времени самолет со- вершаеттехническую остановку в Анкориджском аэропорту для дозаправки. И вот тут без объявления причин вылет задерживается на 40 минут, а в баки воздушного судна загружают дополнительно 4 тонны горючего. За весь год в этом аэропорту произошли всего три случая, когда экипаж поднимал в воздух самолет с полными баками. Примерно в это время на границе Камчатки советские ПВО засекают в приграничной полосе полеты американ­ских самолетов-разведчиков. А вблизи территориальных советских вод курсируют три корабля ВМС США. Через 4 минуты после взлета рейса 007 еще один южнокорейский самолет получает разрешение на взлет. Факт вылета самолета двойника КЭЛ 0015, который действительно долетит до Сеула, впоследствии станет замалчиваться. Засекретят запись радиообмена между рейсами 007 и 0015 американскими спецслужбами.

Около 20.00 московского времени 31 августа 1983 года на экранах радаров ПВО Дальневосточного военного округа появилась отметка от самолета, очень похожая на РС-135. «Нарушитель пересек наше воздушное про­странство в точке, – вспоминал Анатолий Корнуков,- где обычно с полетов возвращались советские стратегиче­ские бомбардировщики. Курс его удивительным образом огибал зону поражения средств советской противовоз­душной обороны. Экипаж нарушителя будто учитывал ме­ста расположения частей ПВО ДВО. Маршрут нарушителя пролегал и над стратегически важным районом – базой советских атомных подводных лодок, вооруженных меж­континентальными ядерными ракетами».

Диктофон записал доклад оператора командного пун­кта ПВО ДВО: «Цель с радиолокационной отметкой РС-135 вторглась в воздушное пространство. Повторяю. Цель с радиолокационной отметкой РС-135 вторглась в воздуш­ное пространство».

«Оперативный дежурный мне позвонил, – вспоминал генерал армии Анатолий Корнуков, – товарищ командир, на Камчатке нарушение. Нарушителя пытались атаковать дежурные средства ПВО. У них не получилось. Нам вы­дали информацию, что эта цель идет западнее Камчатки в нашем направлении. Истребители приведены в готов­ность. Я приказал, чтобы при приближении к границам нейтральных вод в воздух были подняты истребители для сопровождения или по обстановке для уничтожения нарушителя воздушного пространства СССР».

А ранее перед этим докладом о ЧП на воздушной границе командира авиационной истребительной диви­зии ВВС в тот период генерал-майора Анатолия Корнукова предупредили, что американский разведывательный спутник «Феррет Д» прошел над Якутском и в 3 час 07 минут должен выйти на широту северной части Сахалина. Поэтому, по мнению специалистов, все в этой трагедии было скоординировано как очень мощная и массированная разведывательная операция. В тот период над советским Дальним Востоком действовал целый разведывательный комплекс. Помимо спутников «Феррет Д» вдоль Курильской гряды сканировали пространство еще два РС-135. В зоне на­рушения воздушной границы барражировали мощные раз­ведчики «АВАКС», а в море находились корабли ВМС США, а также работали на излучение в сторону Советского Союза американские наземные пункты слежения. А тем временем южнокорейский «Боинг» якобы случайно продолжал все больше отклоняться от разрешенного маршрута полета дальше на запад вглубь советского Дальнего Востока. По мнению специалистов, в том числе и генерала армии Анатолия Корнукова, южнокорейскому пилоту специально приказали не подчиняться требованиям совершить по­садку, и выполнять любые маневры в воздухе.

ОБНАРУЖИТЬ И ПЕРЕХВАТИТЬ НАРУШИТЕЛЯ

На перехват Бойн га-707 поднялись два советских ис­требителя. Перехватчик ПВО Су-15 непосредственно вы­полнял боевое задание, а истребитель МиГ-23 его при­крывал. Заранее летчикам подали команду: подтвердить цель – иностранный самолет-разведчик и уничтожить его. Пилоту Су-15 Осиповичу удалось засечь и взять на прицел нарушителя. Но в этом заходе он так и не нажал на гашетку. На таком расстоянии, да еще ночью просто невозможно оказалось распознать самолет-нарушитель. Да и сам летчик еще надеялся, что приказ на уничтоже­ние цели отменят.

В тот напряженнейший момент военный летчик Оси­пович доложил на КП: «805. Нарушитель на запрос не от­вечает, набирает высоту и изменяет курс. Преследовать затруднительно. Какие мои действия?».

Ответ с КП: «805. Можешь определить тип самолета?»

Летчик: «Видимость плохая. Самолет определить не могу».

А далее пришла новая директива командования: «Са­молет не сбивать, принуждать к посадке».

И вот после ряда маневров перед глазами пилота Су- 15 появился огромный лайнер, освещенный огнями и ми­галками. Летчик Осипович повел слева свой Су-15 в об­ход «Боинга». При этом дал сигнал бортовыми огнями и покачиваниями крыльев Су-15. Затем повторил эти дей­ствия с правой стороны.Однако так и не получил ответ­ного сигнала с «Боинга».

«В тот момент я вспомнил, что Осипович вылетел на выполнение задания из третьей готовности, – вспоминал генерал армии Анатолий Корнуков, – а в такой готовности Су-15 находился с подвешенными гондолами, в каждой двуствольная пушка. Четыре ствола. Это мощное оружие. Поэтому отдал распоряжение в авиаполк, чтобы Осипович открыл предупредительный огонь. Летчик выпустил почти все снаряды. Осталось в пушках всего четыре. Почему этого огня пилот «Боинга» не заметил, или не услышал? Это просто невероятно, потому, что четыре ствола пушек, которые очень скорострельные, дают большой выброс пламени газов, как от двигателя самолета на форсаже. Причем в ночных условиях такое пламя видно очень далеко. Не заметить его просто нельзя».

Ситуация чрезвычайная. Необходимо было принимать решение. Нарушитель уже находился над секретными во­енными базами Сахалина, а в наших самолетах заканчи­валось горючее. Командир 40-й истребительной авиаци­онной дивизии генерал-майор Анатолий Корнуков отдал приказ на уничтожение цели.

«Когда эта команда поступила летчику Су-15, – рас­сказал Анатолий Корнуков, – то он доложил, что вышел вперед нарушителя. После этого я взял в руку микрофон передатчика радиостанции и приказал – выполняй пра­вым разворотом разворот на форсаже. Летчик выполнил мою команду и ответил, что в самолете маловат остаток горючего. Я ему сказал – ничего сядешь в Хомутово. Он включил форсаж, чтобы не свалиться в штопор потому, что скорость полета Су-15 в тот момент была небольшая. И на двух полных форсажах энергично выполнил разво­рот, по сути, полный вираж, и вышел в заднюю полусфе­ру самолета-нарушителя на дальность где-то 1,5—1,8 ки­лометров. В самолете сразу вспыхнула готовность ракет к пуску, и летчик залпом пустил две ракеты».

Одна ракета попала в хвостовое оперение «Боинга», вторая снесла половину левого крыла. Поврежденная огромная машина стала резко терять высоту. Советские истребители-перехватчики вышли из зоны атаки и поте­ряли визуальный контакт с «Боингом». Наземным служ­бам сразу не удалось точно зафиксировать место паде­ния самолета-нарушителя.

В 6.24 дальневосточного времени цель-нарушитель воздушных границ СССР исчезла с экранов радаров ПВО. Начался новый виток «холодной войны». Нападение на «беззащитный» гражданский самолет советских истре­бителей вызвало бурю негодования во всем мире и по­зволило обвинить во враждебности советское государ­ство. Войска двух сверхдержав приводятся в боевую го­товность. К месту трагедии устремляются флоты СССР, США, Японии. А в последней объявляют в национальных ВВС сбор по тревоге.

ФИНАЛ ТРАГЕДИИ БОИНГА-ШПИОНА

В западной прессе причина нарушения границ СССР на Дальнем Востоке «Боингом» рейса 007 объяснялась экспертами как результат ошибки при вводе данных в бортовой компьютер. При этом никто не мог сказать, как это самолет, оборудованный по тем временам са­мыми передовыми средствами управления и навигации, управляемый опытнейшим пилотом и контролируемый диспетчерами нескольких стран, отклонился от своего курса почти на 500 километров. Ведь просто немыслимо специалистам не заметить столь значительный уход от установленной трассы полета в течение 2,5 часов. В ре­зультате самолет-нарушитель пролетел над важнейшими советскими военными объектами на Камчатке, Дальнем Востоке и Южной части Сахалина. Было очевидно и то, что «Боинг-707» пытался уйти от истребителей ПВО, изменяя скорость, высоту и направление полета. Однако всего этого в США власти и специалисты почему-то не замечали и развязали против СССР буквально информационную войну, обвиняя в умышленном уничтожении гражданско­го лайнера и его пассажиров вместе с экипажем. Узнать истину могли помочь «черные ящики» сбитого лайнера. В Татарском проливе начинается подводная охота за остатками сбитого «Боинга».

Как рассказал генерал армии Анатолий Корнуков, американских водолазов отправили подальше от места крушения, сбросив в море два радиобуя, которые ими­тировали сигналы «черных ящиков». Они «клюнули на эту утку». Поэтому советские водолазы оказались пер­выми на дне возле обломков «Боинга». Перед погруже­нием наши подводники готовились к жуткому зрелищу. На дне моря должны были находиться 269 жертв траге­дии – мужчины,женщины, дети. А нашли около 30 тел по­гибших. Обломки лайнера оказались очень мелкими. Их разброс по морскому дну явно показывал, что разруше­ние корпуса огромного самолета произошло в результа­те мощного взрыва, которого просто не могло произойти после удара о воду подбитого лайнера. Обычно после та­ких авиакатастроф на дне находятся большие фрагмен­ты фюзеляжа, оборудования, крыльев.

«В отношении пассажиров «Боинга» я абсолютно убежден в том, что их в лайнере не было, – рассказал ге­нерал армии Анатолий Корнуков, – исчезнуть моменталь­но останки такого количества погибших, растворившись в морской воде, не могли. Большие сахалинские крабы тоже не причем. Да и подводные течения не могли бы­стро разбросать останки такого большого количества по­гибших на огромные расстояния».

Багаж сбитого самолета оказался более чем странным. На морском дне водолазы обнаружили очки, пудреницы, женские сумки без содержимого, непонятно зачем проч­но прикрепленную к тросу одежду, упакованные в одну пачку паспорта исчезнувших пассажиров. Все найденные личные вещи уместились в шесть небольших по размеру ящиков. А где же чемоданы пассажиров, багаж, который они везли из США, американские подарки корейским родственникам, сувениры? Советский Союз передал най­денные на дне моря вещи в Южную Корею. Но опознали ли родственники вещи своих близких? А может весь так называемый багаж «Боинга» был имитацией?

Возникают вопросы и в отношении задержки рейса 007 перед вылетом. Не по этой ли причине оба наруше­ния госграницы СССР на Камчатке и Сахалине совпали по времени с траекторией спутника-шпиона «Феррет Д», что позволило американским спецслужбам отслеживать работу средств ПВО на Дальнем Востоке? На этот вопрос откровенно ответил еще 20 июля 1984 года аналитик аме­риканской разведки Эрни Волбман. В эфире независимо­го английского телеканала он рассказал: «В результате этого инцидента разведке США подвалила такая удача, как никогда. Ей удалось добиться включения на рабочие частоты почти всех советских объектов связи, радиолока­ции, которые действовали около четырех часов в районе площадью около семи тысяч квадратных километров».

Вот такой результат для США трагической истории с Боингом-707 над Сахалином. В той сложнейшей ситуации генерал-майор Анатолий Корнуков проявил себя как опытный, смелый, волевой командир. Тогда политикам удалось разрешить мирным путем острейший междуна­родный конфликт. Действия командира 40-й истреби­тельной авиадивизии тщательно проверила московская комиссия. «Изъяли все документы объективного кон­троля, – вспоминал те события Анатолий Михайлович,

  • лично со мной работали представители Минобороны СССР, главного штаба ВВС, главной военной прокуратуры,
  • они установили, что мы действовали правильно в со­ответствии с законами нашего государства и приказами командования».

С визитом на предприятии

 

 

Однако и после расследования в сентябре 1983 года история с Боингом – нарушителем для командира авиа­дивизии ВВС Анатолия Корнукова не завершилась. На Сахалине проживала большая корейская диаспора, около 35 тысяч человек. Против летчика и его семьи вполне могли произойти провокации. Генералу стали звонить и угрожать. Военная контрразведка провела расследования и через не­которое время злоумышленников задержали. По просьбе Анатолия Михайловича военного летчика Осиповича из-за вероятной угрозы жизни ему и семье перевели служить в авиагарнизон в Майкоп.

Генерал армии также рассказал, что его лично вместе с од­ним из генералов-дальневосточников,тоже непосредственно участвующим в этом инциденте, вызвали неожиданно и сроч­но в Москву. С Сахалина его вместе с сослуживцем привезли во Владивосток, а оттуда прямо в Москву на Ил-62. Они ожи­дали самого худшего. В полет взяли с собой по бутылке водки. Налетном поле военного аэропорта Чкаловский их встретил, как сказал Анатолий Михайлович, «красный» полковник. В фуражке с красный околышем, что показывало его при­надлежность к мотострелковым войскам Сухопутных войск. Полковник оказался помощником начальника Генерального штаба ВС СССР. Он их отвез в гостиницу и предложил два часа отдохнуть после долгого перелета. Ровно через два часа они уже находились в кабинете начальника Генштаба генерала армии Николая Огаркова. По словам Анатолий Корнукова, военачальник встретил их довольно приветливо, пожал руки и объявил благодарность за выполнение боевой задачи по охране воздушных дальневосточных границ.

После этой аудиенции их привезли на аэродром Чка­ловский и отправили на Ил-62 в Хабаровск. Прямо с аэро­дрома генералы прибыли в кабинет командующего ДВО и доложили о том, что с ними произошло в Москве.

После той трагедии, по словам генерала армии Анато­лия Корнукова, в его дивизии, которой он в тот период ко­мандовал, комиссия из Москвы изъяла все документы объ­ективного контроля по трагедии с южнокорейским Боин­гом на командных пунктах дивизии, авиаполка – кальки с планшетов воздушной обстановки, магнитофонные запи­си переговоров с пилотами истребителей-перехватчиков, фотографии планшетов, экранов индикаторов радаров. Члены комиссии тщательно анализировали все команды и действия командира дивизии.

Еще Анатолий Михайлович вспомнил в беседе, что ког­да «Боинг» подбили, то на экране радара было видно, что он, кружась, падает в море. Сделал несколько кругов и исчез с экрана выносного индикатора кругового обзора.

Прошло восемь лет. Следующее расследование траге­дии с южнокорейским «Боингом» произошло в 1991 году во времена начала президентства Ельцина после распада СССР. Лично Президент РФ дал команду разобраться в этой трагедии. В тот период Анатолий Корнуков уже был генерал- полковником и командовал Московским округом ПВО. Следователи его допрашивали по всем эпизодам трагедии восьмилетней давности. И опять волнения и переживания не только за свою личную судьбу, а за до конца выпол­ненный воинский долг перед Родиной. Ведь генерал тоже выполнял приказы вышестоящего командования, законы СССР защищать воздушные границы государства от посяга­тельств. А тут вновь допросы и возможное показательное судилище в угоду заинтересованным силам в мире. Как же тогда защищать демократическую новую Россию от угроз извне? Ведь в той сложнейшей ситуации он как командир авиадивизии до конца выполнил свой воинский долг и не побоялся предстоящей ответственности и возможныхугроз. Видно очень кому-то хотелось обвинить именно российско­го генерала Анатолия Корнукова в трагической истории с Боингом-707 южнокорейских авиалиний.

Специально для нашего журнала о генерале армии Анатолии Корнукове рассказал начальник Вооруже­ния ВС РФ с 1994 по 2001 годы генерал-полковник Анатолий Ситнов: « Только такой решительный и волевой командир истребительной авиадивизии, как генерал-майор Анатолий Корнуков, мог в 1983 году отдать приказ сбить самолет-нарушитель в тот период, когда высокопоставленные военачальники в Москве в Минобороны и Генштабе, в штабе Дальневосточного военного округа в Хабаровске не могли решиться на уни­чтожение воздушного шпиона, столь нагло нарушившего границы Советского Союза.

В лихие 90-е годы прошлого столетия волевой, сме­лый, всесторонне подготовленный командующий Мо­сковским округом ПВО генерал-полковник Анатолий Корнуков буквально спас от расформирования мощ­нейший стратегический округ, который ныне составил основу российской Воздушно-космической обороны. Благодаря Анатолию Михайловичу ныне Россия имеет перспективный комплекс ВКО С-400, зенитно-ракетных систему «Панцирь С1», истребитель пятого поколения, сохранены многие предприятия ОПК.

Немало сил приложил главком ВВС генерал ар­мии Анатолий Корнуков для того, чтобы у российской Военно-транспортной авиации появился новый пер­спективный самолет Ан-70, который в настоящее время проходит испытания.

Такие военачальники, как генерал армии Корнуков Анатолий Михайлович, который блестяще командовал авиацией во второй чеченкой войне, несомненно, зо­лотой фонд нашей российской армии и ВВС. В войсках и оборонной промышленности Анатолия Михайловича уважают и почитают».