Как Ли-2 стал бомбардировщиком

https://i1.wp.com/civilavia.info/forum/img/m/2/t/p18mtvscqr1f2t1ac61jgt1blf1qs53.jpg?resize=459%2C282

Как Ли-2 стал бомбардировщиком.

Богданов Н.Г. Пополнялись старые и формировались новые  соединения
авиации дальнего действия, и если летчиков и специалистов  технических
служб было  достаточно,  то  боевых  самолетов  недоставало.  И  тогда
командование АДД  приняло  смелое  решение:  использовать  в  качестве
бомбардировщика  многоместный   почтово-пассажирский  самолет   ПС-84,
который в  начале войны  был  переоборудован в  военно-транспортный  и
переименован в Ли-2.

В апреле  1942  года  на  одном из  таких  самолетов  в  подвижных
авиаремонтных мастерских было установлено бомбардировочное вооружение.
Командиру 102-го  авиаполка  капитану Борису  Осипчуку  было  поручено
испытать его.

Нашлось много скептиков,  которые не  верили в то,  что на  бывшем
пассажирском самолете,  обвешанном  бомбами,  можно  будет  летать  на
бомбардировку вражеских объектов. Испытательные полеты и  бомбометание
на полигоне,  произведенные  Борисом  Осипчуком,  показали,  что  хотя
аэродинамические качества самолета несколько ухудшились, летать на нем
можно. Упрощенное бомбардировочное вооружение  хоть и не  обеспечивало
высокой точности прицеливания,  но позволяло  использовать машину  для
поражения бомбами больших объектов и  бомбометания по площадям. И  вот
такими самолетами  командующий  авиацией  дальнего  действия  приказал
вооружить полки нашей дивизии.

По мере  поступления самолетов  с  завода на  них  устанавливались
бомбодержатели   под   фюзеляжем   для   подвески   бомб,   прицел   и
электросбрасыватель. После этого каждый самолет испытывался с бомбовой
нагрузкой  на  земле  и  в   воздухе.  Всеми  работами  по   установке
бомбардировочного   вооружения    на    самолеты    полка    руководил
инженер-подполковник Пономаренко.

При  бомбометании  и  прицеливании  от  летчика  и  штурмана  Ли-2
требовались исключительное  мастерство и  натренированность в  боковой
наводке и  в  прицеливании  по дальности.  В  первом  боевом  варианте
самолета прицел устанавливался снаружи  самолета, за бортом  пилотской
кабины. Ни  один штурман,  летавший  на типовых  бомбардировщиках,  не
может даже представить себе тех неудобств в определении  навигационных
данных и особенно в  работе с прицелом, какие  испытывали мы на  Ли-2.
Чтобы вести  прицельное бомбометание,  штурман занимал  место  второго
летчика,  открывал  боковую  форточку,  высовывал  в  нее  голову   и,
обдуваемый воздушным потоком, ловил цель…

Впоследствии рационализаторы перенесли прицел ниже, в  специальный
вырез, и установили козырек, который в какой-то степени защищал голову
штурмана от потоков воздуха. В мае 1942 года этот вариант самолета был
отправлен на завод, где приступили к его серийному производству.

Ли-2 совершенствовался.  Было  оборудовано специальное  место  для
штурмана за  сиденьем  командира  корабля,  где  разместили  панель  с
необходимыми приборами. На самолет поставили дополнительные бензобаки,
что позволило  увеличить  продолжительность  полета  до  12-14  часов.
Турельный пулемет был заменен  крупнокалиберным пулеметом Березина.  В
хвостовом отсеке  установлен дистанционный  авиационный гранатомет,  в
кабине летчика  появилось  устройство освещения  приборной  доски  для
ночных полетов.

Этим вариантом Ли-2 были вооружены целые авиационные корпуса. Ли-2
использовались  для   бомбардировки  вражеских   объектов  наравне   с
первоклассными бомбардировщиками  отечественных и  иностранных  марок.
Они также  успешно  выполняли десантные,  транспортные  и  специальные
задания Верховного главнокомандования.

… Работа по подготовке к ночным бомбардировочным действиям  была
напряженной. Прежде  всего мы  изучили новое  оборудование,  произвели
несколько дневных  бомбометаний  на  полигоне, а  затем  приступили  к
ночным тренировкам.  Для  тренировочного  бомбометания  использовались
небольшие цементные бомбы.

Не  сразу  все  пошло  гладко.  Из-за  неудобств  в   расположении
прицельного оборудования  у  штурманов возникли  трудности  в  боковой
наводке, в прицеливании  по дальности, результаты  вначале были  очень
низкими. Однако постепенно штурманы приспособились и стали попадать  в
цель сравнительно небольших размеров.

Наконец тренировки  остались  позади. Мы  получили  первое  боевое
задание – в ночь  на 24 июня 1942  года всеми экипажами полка  нанести
бомбардировочный   удар   по   скоплению   эшелонов   противника    на
железнодорожной  станции  Щигры,  в  25  километрах  восточнее  города
Курска.

Командир нашей  дивизии полковник  Филиппов  выбрал эту  цель  для
первой бомбардировки из-за слабого прикрытия ее зенитной  артиллерией.
Экипажи могли работать в сравнительно спокойной обстановке. Удар  было
приказано нанести в полночь  с высоты 3100  метров с интервалом  между
самолетами в одну  минуту. Другие  полки дивизии  наносили удар  после
нас.

Погода в ту ночь выдалась хорошей, в безоблачном небе все застыло,
самолет даже не вздрогнет. Через час  полета мы были у цели,  отыскать
ее было не трудно. Справа (в  темноте казалось, что это совсем  рядом)
полки АДД бомбили  железнодорожный узел Курска.  Все небо над  городом
сверкало от частых  разрывов зенитных  снарядов. Тонкие  и яркие  лучи
прожекторов, скрестившись, вели по небосводу попавшие в их перекрестье
отдельные воздушные корабли.

– Не завидую ребятам, что над Курском, жарко им сейчас, –  нарушил
сосредоточенное молчание штурман Сазонов.

– Как в пекле, – коротко резюмировал борттехник Хмельков.

– Немцы ими крепко  заняты, из-за  этого нам  меньше перепадет,  –
заключил Сазонов и,  дав мне  боевой курс, открыл  форточку в  кабине,
высунул в нее голову, занялся прицеливанием.

Почти под нами, чуть впереди, видна цель. Сазонов сбрасывает бомбы
и  остается   в  том   же  положении,   сосредоточенно  наблюдает   за
результатами своего удара. Бомбы попали в цель, он доволен.  Закрывает
форточку, не торопясь уступает место второму пилоту Михаилу Кучеренко,
дает мне заранее  рассчитанный курс  на аэродром и  уходит в  грузовую
кабину покурить.

За нами бомбят  другие экипажи.  На станции видны  пожары, их  все
больше и  больше, а  по  небу над  нашей  целью шарят  только  два-три
слабеньких  прожектора  да  несколько  пунктирных  очередей   зенитных
пулеметов прочерчивают небо. Они для наших самолетов не страшны.

Ожесточенный бой над Курском  позволил нам появиться над  станцией
Щигры  незамеченными.  Когда  командование  полка  производило  разбор
нашего  первого  бомбардировочного  налета,  было  уже  известно,  что
экипажами нашей дивизии уничтожено несколько эшелонов с живой силой  и
техникой противника,  на  железнодорожной станции  всю  ночь  бушевали
пожары и происходили взрывы большой силы. Всем участникам налета  была
объявлена благодарность.

Так самолет  Ли-2,  впоследствии  прозванный  летчиками  “Иваном”,
начал свой боевой путь в  совершенно новом качестве бомбардировщика  и
служил нам  верой и  правдой  до конца  войны. Copyright  (c)  Авиация
Второй Мировой Все права защищены.

Богданов Н.Г