Предшественники космических стартов

По дороге, ведущей к испытательному аэродрому, двигалась колонна машин, в середине которой за тягачом ползла платформа с чем-то громоздким, тщательно укрытым брезентом. Лишь присмотревшись, можно было угадать контуры небольшого самолета.
Колонна свернула на проселок, потом к опушке, там тягач отцепил платформу и отъехал. Люди, выбравшиеся из автобусов, опустили на ней опоры, сняли чехол, открыв серебристый истребитель с убранным шасси, покоившийся на направляющей балке. Затем ее подняли на 7° относительно горизонта, в кабину самолета уселся летчик, закрыл фонарь. Со свистом, переходящим в характерный рев, заработали двигатели, прошло еще немного времени, и прозвучала команда: «Пуск!»
Из-под самолета вырвался сноп желто-красного пламени, дым (нечто подобное мы видим при телерепортажах о запусках космических кораблей) — это заработал твердотопливный ускоритель, размещенный под фюзеляжем. Истребитель сорвался с направляющей, ринулся в небо. Внезапно смолк ракетный рев, и сброшенный ускоритель, кувыркаясь, полетел к земле. Так 13 апреля 1957 года в нашей стране впервые осуществили безаэродромный старт реактивного самолета.
…Идея обходиться без аэродромов, «выстреливать» аэропланы с помощью разного рода устройств в принципе не нова. Еще в 20—40-е годы применяли паровые катапульты для запуска небольших разведывательных гидросамолетов с крейсеров и линкоров, а в носовую часть взлетно-посадочных палуб авианосцев встраивали специальные дорожки – ускорители.
В начале 30-х годов военный инженер В. С. Вахмистров предложил подвешивать истребители сначала к двухмоторным бомбардировщикам ТБ-1, а потом и к четырехмоторным ТБ-3. Взлетев в тылу своих войск, они доставили бы их к линии фронта, таким образом как бы увеличивая радиус действия. Спустя три десятилетия идею Вахмистрова возродили на качественно новом уровне, создав систему «Гарпун». Суть ее заключалась в том, что тяжелый бомбардировщик Ту-4 брал на буксир два истребителя МиГ-15.
Но вернемся к системе безаэродромного старта, с которой начали рассказ. Разработку ее поручили ОКБ А. И. Микояна и М. И. Гуревича, соавторам знаменитых МиГов. В ее создании и испытаниях участвовал один из авторов этой статьи (А. Г. Агроник).
Выбрали МиГ-19, тогда самый совершенный сверхзвуковой истребитель. Подвижная пусковая установка была оснащена рассекателем, который защищал ее от газовой струи, выбрасываемой ускорителем. Этот твердотопливный ракетный двигатель работал всего 2,5 с, но развивал тягу несколько десятков тонн. Катапульта была многоразовой, ее снабдили колесным шасси, подъемно-поворотным механизмом, четырьмя домкратами для фиксации на земле, установили две передвижные эстакады для механиков, обслуживающих самолет. Особое устройство служило для накатывания на опущенную направляющую балку заправленного топливом и готового к бою истребителя.
На самом самолете подфюзеляжный гребень заменили двумя боковыми, смонтировали узлы, удерживавшие машину на балке, и ускоритель. После долгих споров решили при взлете стопорить управление рулем высоты автоматом, действующим 3,5 или 2,5 с — время работы ускорителя.
Подумали и об укороченной посадке, заменив на истребителе стандартный ленточный тормозной парашют большим, конусным, с площадью купола 12 кв. м.
Для испытания системы безаэродромного старта выбрали опытных летчиков. У 47-летнего Г. М. Шиянова, поднявшегося в небо еще в 1934 году, в летной книжке значилось: «Летает на всех типах современных самолетов», а Герой Советского Союза С. Н. Анохин еще до войны прославился смелыми полетами на планерах.
Но ни они, ни инженеры не знали, как скажется перегрузка после старта. Судя по расчетам и лабораторным опытам, она могла достигнуть 4—5 «ж». Не знали, как поведут себя после взлета и включения мощного ускорителя рули. Да что там — не было даже до конца ясно, под каким углом к горизонту устанавливать направляющую балку.
Как известно, перед тем как послать в космос Ю. А. Гагарина, запустили макет корабля «Восток». Вот и Гуревич, отвечавший за проект, в августе 1956 года распорядился запустить с катапульты пустой самолет для проверки правильности теоретических расчетов. В его управление ввели автомат, который через несколько секунд после старта должен был переложить рули на пикирование. Так и вышло — вскоре после взлета МиГ клюнул носом и врезался в землю. Все знали, что так должно и быть, но как-то стало не по себе…
Первым стартовал Шиянов. В момент схода с направляющей скорость машины была 107 км/ч, управление блокировалось, а к моменту сброса ускорителя была уже 370 км/ч и продолжала нарастать. Набрав высоту, Шиянов сделал несколько кругов, проверяя управление, и пошел на посадку. Известный летчик-испытатель П. Стефановский так оценил происшедшее: «Если бы Шиянов до этого не совершил ничего особенного, то только за этот старт заслужил звание Героя Советского. Союза!» Надо сказать, что Стефановский оказался провидцем…
22 апреля 1957 года Шиянов взлетел с направляющей, установленной уже под углом 15° к горизонту, потом повторял старты. Позже, при полетах Анохина, время фиксации рулей уменьшили до 3 с. Опробовал Анохин и взлет в перегрузочном варианте с двумя 760-литровыми подвесными баками и двумя блоками реактивных снарядов под крылом, когда масса МиГа достигла 9,5 т.
Вот что он писал в отчете: «Сразу после старта летчик вполне способен контролировать положение самолета и управлять им сознательно. Взлет с пусковой установки несложен и не требует от летчика каких-нибудь дополнительных навыков. При выполнении обычного взлета с момента начала движения до отрыва от земли летчики должны непрерывно управлять самолетом, внося коррективы на боковой ветер, состояние взлетной полосы и другие факторы. При взлете с пусковой установки все это исключается, взлет более прост. Летчик средней квалификации, летавший ранее на данном типе самолета, может успешно выполнить взлет подобного рода».
В июне Шиянов поднял с платформы второй экземпляр МиГ-19 (СМ-30), а Герой Советского Союза К. К. Коккинаки произвел несколько посадок с новым тормозным парашютом, сократившим пробег до 430 м. А потом систему безаэродромного старта передали военным. Те сразу предложили расстопорить рули, и, после того как полковник В. Г. Иванов проверил новый способ, его узаконили. В частности, М. С. Твеленев и будущий космонавт Г. Т. Береговой взлетали без блокировки.
Потом безаэродромный старт показали группе генералов и министру обороны СССР, Маршалу Советского Союза Г. К. Жукову. Дальнейшие работы в этом направлении были свёрнуты, но не потеряли значения и по сей день.
Летчик-испытатель Г.М.Шиянов первым осуществил взлет с наземной платформы Летчик-испытатель С.Анохин вторым стартовал на истребителе с катапульты Полковник В.Г.Иванов предложил стартовать без фиксации рулей и сам опробывал старт по-новому Один из авторов системы безаэродромного старта А.Г.Агроник

лександр Агроник, Лазарь Эгенбург, инженеры. ТМ 1991, N2.