Человек со «Звезды». Как парашютист Андреев поставил секретный рекорд мира

Евгений Андреев. ©  / wikipedia.org

Евгений Андреев. © / wikipedia.org

В 1962 году советский испытатель-парашютист совершил успешный прыжок из «ближнего космоса».

Непревзойдённое достижение

Экстремальный рекорд. Феликс Баумгартнер преодолел звуковой барьер без самолёта

Экстремальный рекорд. Феликс Баумгартнер преодолел звуковой барьер без самолёта

14 октября 2012 года австрийский парашютист-экстремал Феликс Баумгартнер совершил успешный прыжок с высоты около 39 километров, развив в свободном падении скорость 1357,6 километра в час. 25 октября 2014 года топ-менеджер Google Алан Юстас превзошёл результат Баумгартнера, совершив прыжок с высоты 41 420 м и развив скорость 1321 км в час.

Стоит, однако, заметить, что эксперты выделяют достижение Юстаса в особую категорию — он при прыжке использовал стабилизирующий парашют, значительно облегчающий положение человека при прыжке и избавляющий от смертельно опасной «закрутки», при которой тело переходит в неконтролируемое вращение.

Так что достижение Феликса Баумгартнера является более «чистым». Но австрийский экстремал, обновивший во время своего прыжка многие рекорды, не превзошёл достижение советского парашютиста Евгения Андреева по продолжительности свободного падения. Баумгартнер находился в свободном падении 4 минуты 20 секунд, а Андреев — 4 минуты 30 секунд.

Парашют вместо фронта

В отличие от Баумгартнера и Юстаса, прыжки с парашютом для Евгения Андреева были не спортом, не экстремальным увлечением, а настоящей профессией.

Он родился в Новосибирске 4 сентября 1926 года, воспитывался в детдоме города Серова.

Когда началась война, 14-летний Женя учился в ремесленном училище, по окончании которого встал к заводскому станку, точил болванки для снарядов.

В разгар войны его призвали в армию, направив для учёбы в запасной полк. Евгений мечтал о флоте, но, попав в пехоту, всё равно рвался на фронт, драться с гитлеровцами.

Однако физически крепкого и здорового парня оставили в запасном полку, из которого затем направили на медкомиссию. После неё молодому солдату объявили: он направляется в Армавирскую школу пилотов, где ему предстояло освоить профессию парашютиста.

Как и все курсанты, он сначала досконально освоил обязанности укладчика парашютов и только затем был допущен до прыжков. Самый первый прыжок курсант Андреев осуществил уверенно, без страха, чем заслужил одобрение инструкторов.

После прохождения специальной подготовки Евгений Андреев стал членом группы испытателей парашютной техники НИИ ВВС.

Акулу видишь? А ведь она есть!

В 1947 году Андреев вместе с сослуживцами начал испытывать средства спасения для пилотов новых, только поступавших на вооружение реактивных самолётов.

Среди испытательных прыжков были прыжки с приводнением, причём не в тёплом Чёрном море, а в студёном Баренцевом.

Как говорится, ничего не боятся только дураки. Парашютист-испытатель Андреев ничего не боялся в небе, но в море ему стало не по себе от… акул. Накануне прыжков бывалый моряк рассказал ему, как в этих водах в годы войны лётчик, прыгнувший с парашютом в море, был съеден акулой.

Уж насколько этот рассказ был правдой, неизвестно, но только, как вспоминал сам Андреев, всю ночь ему снились исключительно акулы.

Однако работа есть работа, и на следующий день парашютист, одетый в испытательный костюм, выполнил прыжок. Вместе с ним должна была приводниться резиновая лодка, привязанная к нему шнуром.

Однако всё пошло наперекосяк. Лодку унесло сильным ветром, причём шнур, соединявший её с парашютистом, вырвал деталь из костюма Андреева. Ледяная вода стала попадать внутрь спасательного костюма, который потерял плавучесть. С огромным трудом Андрееву удалось надуть ворот костюма, оставшись на плаву.

Но сам парашютист признавался, что всё это ему казалось мелочами на фоне возможной «акульей угрозы». Однако обошлось — прилетевший вертолёт благополучно забрал испытателя.

Советские Икары. За мировой рекорд покорители стратосферы заплатили жизнью

Советские Икары. За мировой рекорд покорители стратосферы заплатили жизнью

По примеру Маресьева

Испытания катапультных кресел и другого оборудования таили для парашютистов немало опасностей. Во время одного из катапультирований со скоростного бомбардировщика, которое сам Андреев считал не очень сложным, парашютист сразу после покидания кабины самолёта почувствовал дикую боль. Падение шло нештатно, и он вдруг увидел свою правую ногу, которая лежала горизонтально на потоке воздуха под углом девяносто градусов к туловищу, словно посторонний предмет.

Каким-то невероятным образом травмированному испытателю удалось совершить относительно мягкую посадку. Как выяснилось потом, в момент отделения в его бедро ударило кресло. Травма была чудовищной — нога превратилась в кровавое месиво, 16 сантиметров кости были раздроблены на мелкие кусочки.

Врачи Института имени Склифосовского вынесли вердикт: ампутация! Но 27-летний парашютист настаивал — сохраните ногу, хочу вернуться в профессию. Совершить невозможное решился хирург Алексей Смирнов, который вместе с коллегами два месяца «склеивал» искалеченную кость по кусочкам. Ещё год ушёл на реабилитацию, после чего Андреев предстал перед медкомиссией.

Члены комиссии, изучив медицинские документы, объявили: служить будешь, но никаких прыжков.

И тогда Евгений Андреев поступил почти так же, как лётчик Алексей Маресьев, — решил наглядно показать комиссии свои возможности.

Из воспоминаний Евгения Андреева: «Смотрят врачи, головами качают. Нет, мол, друг, служить служи, но прыгать — прости. Ах так?! — думаю. Да как разбежался, сделал заднее сальто, на одной руке стойку зафиксировал… „Чёрт с тобой, — махнул рукой генерал, председатель комиссии. — Прыгай“».

После той страшной травмы одна нога парашютиста стала короче другой на 4 сантиметра. Но это не помешало ему совершать уникальные испытательные прыжки.

Почему коровы не любят парашютистов

Иногда у испытателей случались совершенно неожиданные проблемы при приземлении. Однажды группа, в которую входил Андреев, совершала прыжки на точность приземления в указанном районе. Приземляться предстояло на обыкновенный и не предвещавший никаких проблем луг.

Но когда парашютисты стали спускаться, выяснилось, что на месте приземления мирно пасётся стадо коров. И садиться испытателям пришлось прямо среди бурёнок.

Первый же парашютист сел на корову верхом. Он поспешил с неё соскочить, но тут на бедное животное опустился купол, накрыв его целиком. Корова, запаниковав, начала метаться, таща за собой не успевшего отстегнуться парашютиста. Через несколько минут на поле начался настоящий хаос. Коровы отчаянно мычали, парашютисты пытались собрать парашюты и выбраться из этого кошмара. И тут появился бык, явно намеревавшийся проучить незваных гостей.

Порядок восстановился лишь с появлением старика-пастуха, который отогнал быка, помог парашютистам выбраться и горько посетовал: «Что ж вы, соколы, всю скотину мне разогнали?»

Эксперимент по заданию Королёва

В начале 1960-х годов Евгений Андреев, как один из лучших парашютистов-испытателей, был включён в группу, работавшую над испытаниями средств спасения для первых советских космонавтов.

Уже после полёта Гагарина, осенью 1962 года, по заданию главного конструктора советской космической техники Сергея Королёва, было запланировано проведение эксперимента по прыжку с парашютом из «ближнего космоса» — с высоты в 25 000 метров.

Секретный эксперимент получил название «Звезда». Его участниками были назначены Евгений Андреев и Пётр Долгов.

Пётр Долгов — испытатель парашютной техники, полковник ВВС. Фото: wikimapia.org

Пётр Долгов — испытатель парашютной техники, полковник ВВС. Фото: wikimapia.org

Долгову предстояло испытать парашютную автоматику собственной конструкции, которая должна раскрыть парашют сразу после прыжка. Он должен был совершать прыжок в специальном скафандре. Прыжок Андреева должен был осуществляться в обычном высотном противоперегрузочном костюме для лётчиков-истребителей. Ему предстояло пролететь в свободном падении около 24 километров, раскрыв купол лишь в километре от земли.

1 ноября 1962 года с полигона, расположенного под городом Вольском Саратовской области, поднялся стратостат «Волга», кабина которого имитировала спускаемый аппарат космического корабля «Восток». Перед подъёмом Долгова и Андреева подвергли десатурации — продувке лёгких кислородом, из крови был удалён азот, чтобы она при больших перепадах атмосферного давления не «закипела».

Подъём продолжался три часа 25 минут. За это время «Волга» достигла высоты 25 458 метров. По программе эксперимента, первым предстояло совершить прыжок Евгению Андрееву.

4 минуты 30 секунд

Из воспоминаний Евгения Андреева: «Я отстрелил крышку своего люка, через который мне предстояло катапультироваться, на прощание помахал Долгову, перевернулся на спину, чтобы теплоотдача была меньше, и — вперёд. До этого мне приходилось много прыгать ночью. И тем не менее небо поразило: густого, чернильного цвета, и звёзды — близко-близко. Покосился через плечо вниз, а там голубизна, ярко-оранжевое солнце… Красотища».

Свободное падение из «ближнего космоса» началось в 10:13. Андреев летел к земле спиной вниз, в положении, в котором крайне сложно управлять своим телом. Перевернуться удалось примерно на высоте 12 000 метров. Руки замёрзли так, что потеряли чувствительность, а стекло гермошлема оледенело. Пытаясь согреть руки, которые необходимы парашютисту в качестве рулей, Андреев сжимал и разжимал их, что привело к срыву в штопор. Но сжимания-разжимания дали эффект — вернувшаяся чувствительность в руках позволила парашютисту стабилизировать полёт.

Внезапно Андреева резко тряхнуло — сработавшая автоматика выпустила парашют. Вскоре он благополучно приземлился.

В свободном падении Евгений Андреев провёл 4 минуты 30 секунд, пролетев за это время вниз 24 500 метров.

«Только он не вернулся из боя…»

Оказавшись на земле, парашютист первым делом посмотрел в небо — там был заметен купол парашюта Петра Долгова. Казалось, прыжок второго испытателя тоже идёт по плану.

Техника действительно не подвела, но напарник Андреева приземлился уже мёртвым.

Специалисты, разрабатывавшие программу эксперимента «Звезда», не учли одного нюанса — на высоте свыше 25 километров кабине стратостата необходимо было больше времени для того, чтобы в условиях разреженного воздуха прийти в состояние стабильности после прыжка Андреева.

Пётр Долгов начал выполнение задания во время, предусмотренное планом эксперимента. Но в этот момент кабина ещё продолжала раскачиваться. Из-за этого при выходе из кабины Долгов ударился гермошлемом о маленький штырь в проёме люка. Штырь пробил в гермошлеме отверстие 9×16 мм. Испытатель погиб в результате разгерметизации.

Андреев незадолго до своей кончины рассказал в интервью неизвестные подробности того подвига.- Когда шар завис, в иллюминатор я увидел необычную картину, — вспоминал Евгений Николаевич. — Над нами — чернильное небо с непривычно крупными звездами, а внизу — яркий солнечный день.

Вскоре с Земли поступила команда: “Андрееву приступить к дальнейшей работе!”

– Я через переговорное устройство попросил у Долгова разрешение на катапультирование, — продолжает Андреев. — Петр Иванович улыбнулся и махнул — давай, мол. Я, шутливо отдавая честь, приложил руку к гермошлему и нажал на рычаги катапульты. У меня даже мысли не мелькнуло, что с Долговым мы расстаемся навсегда.

Катапульта сработала безотказно. По заданию Андреев должен был раскрыть парашют только на километровой высоте, поэтому ему предстояли 24 километра свободного падения. Поначалу очень сложно было управлять телом. Отсутствие давления в стратосфере то и дело приводило к штопору (те же проблемы были и у Баумгартнера). Руки, несмотря на меховые перчатки, сильно зябли. Да еще на этой высоте отказали вдруг батареи обогрева гермошлема, и смотровое стекло подмерзло. Падал практически вслепую.

Пятиминутное свободное падение закончилось, где-то на километровой высоте раскрылся долгожданный парашют.

Приземлился удачно. Расстелил купол пошире, чтоб лучше было видно с поискового самолета, а сам лег в центре и стал глазами искать Долгова. (Петр должен был раскрыть парашют сразу. Специальный костюм должен был спасти его на предельной высоте.) Через некоторое время Евгений увидел в небе белый купол и облегченно вздохнул…

Долгова нашли на том же поле километрах в пяти. Он, бездыханный, лежал в скафандре с распущенным парашютом.

Уже потом установили: второй десантник при покидании корабля ударился шлемом об ограждение люка. Стекло треснуло совсем чуть-чуть. Но через отверстие с булавочную головку вырвался кислород. Смерть была мгновенной.

– Всего-то и было у меня после прыжка полчаса радости, — вспоминал Евгений Николаевич, — пока не узнал о гибели друга. И никакие звания и награды уже не могли облегчить утрату. А с новым мировым рекордом вообще катавасия вышла. За него же положено было платить. Но начальники из ДОСААФ что-то там посчитали по сетке рекордов, умножили на 25 километров и поняли, что таких денег они одному человеку заплатить не имеют права. Дали мне 500 рублей, и на том спасибо. Говорят, через год-два занесли наш прыжок в Книгу рекордов Гиннесса. Только вот я до сих пор сам этой книги не видел…

Человек со «Звезды». Как парашютист Андреев поставил секретный рекорд мира

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 декабря 1962 года за мужество и героизм, проявленные при испытании парашютной техники, Евгению Андрееву было присвоено звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Такой же награды посмертно был удостоен Пётр Долгов.

Евгений Андреев завершил военную службу в звании полковника, а в 1985 году стал одним из первых в стране, кому было присвоено звание «Заслуженный парашютист-испытатель СССР». Андреев получил нагрудный знак под номером 3.

До рекорда Феликса Баумгартнера его предшественник не дожил. Евгений Николаевич Андреев умер 9 февраля 2000 года в возрасте 73 лет. Он похоронен на кладбище села Леониха Щёлковского района Подмосковья.

http://www.aif.ru/society/people/1386084

452 просмотров всего, 1 просмотров сегодня